«Фабрикой посёлок вырос»

По материалам книги «Два века в пути».

(от основания до 1917 года)

3 апреля 1785 года. По-весеннему яркое солнце осветило мрачноватый зал заседаний Вятской казенной палаты. Его лучи, пробивавшиеся сквозь закопченные с зимы стекла окон, квадратами ложились на лица сановных чиновников. Все порядком устали, поэтому очередной вопрос решили быстро. Председатель объявил: продается государственная мельница на реке Медянке, пришедшая в ветхость и не приносящая дохода казне.

Претендовала на покупку мельницы вдова коллежского советника Прасковья Сергеевна Бедарева, по мужу Безрукова, надумавшая основать здесь бумажное производство. Просьба предприимчивой вдовы была удовлетворена.

В протоколе заседания указывалось: «…Означенную мельницу со всеми имевшимися при ней железными и прочими материалами за тысячу и один рубль ей, асессорше Бедаревой, отдать и на том месте рольный амбар для бумажной фабрики построить, позволить принять в казну означенные деньги.., а с постройкой рольного амбара ей, асессорше Бедаревой, дать указ с тем, чтобы она спрудную воду выше прежнего не возводила и тем бы потопу пашенной земли и другим угодьям не причинила. Сколько под строение того рольного амбара и другой принадлежности земли потребно будет, о том ей, Бедаревой, с показанием количества оной просить особо». (ГАКО, ф.176, оп. 1, д.25, лл.1076-1077)

С этого времени и начинается история Медянской (Мурыгинской) бумажной фабрики. По месту своего расположения у реки Медянки фабрика в течение длительного времени называлась Медянской. Рядом с фабрикой находилась небольшая деревня Мурыгино (в 1900 году — 13 домов), около которой позднее и стал формироваться фабричный поселок, названный ее именем.

Жизнь показала, что место для основания предприятия было выбрано как нельзя удачно. Заведение удобно расположилось в живописном сосновом бору в 25 верстах от губернского центра при слиянии небольшой речки Медянки с полноводной в те времена рекой Вяткой, на ее правом высоком берегу. Река Медянка и имевшийся пруд в достатке давали чистую и мягкую воду, необходимую для производства бумаги. Бедные крестьяне окрестных деревень поставляли дополнительную дешевую, почти даровую, рабочую силу. Близость к губернскому центру облегчала заготовку сырья и сбыт готовой продукции. Все это способствовало развитию здесь бумажного производства.

П. С. Бедарева-Безрукова вслед за мельницей купила небольшой участок земли, крепостных крестьян. С раннего утра и до позднего вечера работали крепостные и местные вольнонаемные крестьяне на строительстве заведения. На реке Медянке был расширен при помощи вновь перестроенной плотины пруд, вода из которого стала вращать водяные колеса, приводившие в движение несложные механизмы. Вскоре на месте мельницы-развалюхи выросло приземистое полутемное деревянное здание — рольный амбар; в котором было установлено немудреное оборудование. Бывшие строители приступили к выпуску бумаги.

Еще раньше, в 1775 году П. С. Бедарева-Безрукова купила Никольскую мануфактуру, основанную в 1760 году «бывшим вятской провинции секретарем» А. Перминовым на реке Чахловице в 20 верстах от Вятки и в 5 верстах от Медянского предприятия. (РГИА, ф. 18, оп. 2, д. 95, л. 23) В руках Бедаревой обе эти мануфактуры стали действовать как одно заведение. Так на огромных пространствах Российской империи появилось еще одно бумагоделательное предприятие.

Медянское предприятие возникло как посессионная мануфактура. В ходе развития заведения ручное производство заменялось машинным, происходил процесс превращения мануфактуры в фабрику.

На мануфактурной стадии развития предприятия производство бумаги осуществлялось вручную, черпальным способом. Поставщиками рабочей силы на предприятие являлись вольнонаемные работники из числа местных крестьян. Основным сырьем для производства бумаги являлось тряпьё. Сбор тряпья от населения производился как специальными лицами (ветошниками), так и местными крестьянами, которые в свободное от полевых работ время, на своих подводах выполняли эту работу. Тряпьё скупали у населения за несколько медяков, выменивали на иголки, мыло, нитки, серьги и другие мелкие вещи, собирали на пустырях, в мусорных ямах, приобретали на городских и сельских ярмарках. Тряпьё, поступившее на склад, сортировали по роду материала. Качеству, цвету, загрязненности. Затем его трясли на столах с решетчатым дном, удаляя таким способом приставшие пыль и грязь. После первой очистки тряпьё закладывали в большие железные котлы, вделанные в кирпичную печь. Здесь оно варилось с золой, поташом и известью. Вываренная масса погружалась в ролл. В то время ролл казался чудо-машиной, здесь тряпьё промывалось, измельчалось, превращалось в тончайшее волокно. Добавлялись квасцы, соляная кислота и другие химические вещества. Готовая масса сливалась в деревянные чаны-ящики, из которых она и черпалась специальными черпальными формами с сетчатым дном.

Главным в заведении был черпальщик. Это он, поминутно нагибаясь над чаном, черпал массу формой и, сотрясая ее, удалял избыток воды, формировал сырой лист бумаги и быстро передавал укладчику — гаучеру. Гаучер играл, пожалуй, не меньшую роль, чем черпальщик. От его умения, аккуратности, точности движений во многом зависело качество бумаги. Долгую и суровую школу проходили гаучеры, прежде чем их допускали до этой важной и ответственной работы. Взяв от черпальщика форму, он осторожно опрокидывал лист с сетки на кусок сукна или войлока. Такой же кусок сукна клался сверху. Подобным образом укладывали 120-150 слоев бумаги и сукна. Подсобные рабочие забирали накопившуюся стопу и несли под винтовой пресс. Отжатую под прессом бумагу снимали с сукна и вывешивали для просушки первое время на воздух, а позднее для этого было построено специальное здание – сушило. Высушенные листы бумаги в папках с прокладками из металлических листов  для получения гладкости обрабатывались молотами, замет их опускали в раствор клея, высушивали и снова разглаживали. Ручное изготовление бумаги черпальным способом на предприятии продолжалось вплоть до 60-х годов XIX века, когда здесь была установлена первая бумагоделательная машина-самочерпалка. За один рабочий день в 10-12 часов на одном черпальном чане производилось 10-12 стоп бумаги. (Средний вес стопы – 8 кг, 480 — 500 листов бумаги).

Производство бумаги черпальным способом.

До применения хлора для изготовления бумаги стремились применять белое тряпьё, кроме того, готовые листы вывешивались для отбеливания на солнце или на мороз. Вручную же осуществлялось нарезание и обрезка бумаги, для этого использовались простейшие орудия – нож и пила.

На Медянской мануфактуре производилось только черпанье и сушка бумаги. Работы здесь начинались в сентябре – октябре, велись всю зиму и прекращались весной в период разлива рек и ухода работников из местных крестьян на полевые работы. В апреле бумага перевозилась на Никольскую мануфактуру, где и происходила ее окончательная отделка – оклейка, гнутьё, глаженье, браковка, обрезка, обвязка стоп. На Никольской мануфактуре «молотья тряпья и черпанья бумаги не производилось за ветхостью черпальных и рольных амбаров, которые вновь перестраиваются». ( ГАКО, ф. 582, оп. 2, д.174, лл. 101-102)

Водяной знак (филигрань) был своеобразной фабричной маркой предприятия. При ручной выделке бумаги водяные знаки сначала вышивались шёлком или очень тонкой медной или серебряной проволокой на сетке черпальной формы. На бумаге Медянской мануфактуры водяной знак изображал здание, которое по разъяснению «означает оное строение для сушки бумаги». (Участкина З.В. Русская техника производства бумаги. М.-Л., 1954. с. 66-67) Водяные знаки предприятия периодически менялись. Переход предприятия от одного владельца к другому вызывал изменение филиграней. К 1900 году выпуск бумаги с водяными знаками почти полностью прекратился.

В 1791 году Медянская и находившаяся в ее составе Никольская мануфактура были куплены «купеческой женой из дворян Екатериной Михайловной Машковцевой«. Новая хозяйка повела дело умело и расчетливо. В 1795 году было продано выделанной этими заведениями в течении трех лет, начиная с 1793 года, 4000 стоп бумаги на сумму 6560 рублей. Бумага продавалась по цене: «лучшая аглицкая» — 3 рубля 50 копеек стопа, средняя – 1 рубль 60 копеек, плохая – 75 копеек стопа. (ГАКО, ф. 582, оп.2, д.174, лл. 101-102) Продукция находила хороший сбыт. Цены на изделия стояли высокие. Бумага продавалась в Вятском наместничестве, в Архангельске, Астрахани, на Макарьевской и Ирбитской ярмарках. По данным Ведомости о селениях Вятской губернии на 1802 год работали на предприятии крепостные (помещичьи) крестьяне: 15 мастеровых и 116 рабочих (ЦГАКО, ф. 538, оп. 22, ед. хр. 48).

ЦГАКО, ф. 538, оп. 22, ед. хр. 48, лист 64 об.

Заведению становилось тесно на прежнем земельном участке. Е.М. Машковцевой приглянулся участок, принадлежащий оброчным крестьянам. Из-за нескольких десятин земли она затеяла длительную тяжбу с крестьянами. Дело было передано в сенат. 22 ноября 1805 года последовал указ сената «Об оставлении при бумажной фабрике жены надворного советника Машковцевой Е.М. в Бахтинской волости Вятского уезда находящихся при ней оброчных земель». (РГИА, ф. 16, оп. 1, д. 101, л.1) Трудом крепостных мастеров и вольнонаемных работников из местных крестьян Медянская мануфактура расширялась. В 1815 году производственный и жилой фонд предприятия включал в себя: два рольных амбара, один черпальный амбар, кладовой амбар, мукомольную мельницу, хозяйский дом, 20 домов для семейных крепостных и одну казарму для малосемейных. Оборудование составляли 6 роллов и другие механизмы. Вычерпано в течение одного года 4050 стоп бумаги, перевезенной для окончательной обработки на Никольскую мануфактуру. Работал 61 человек, из них 33 крепостных, 28 вольнонаемных. (ГАКО, ф. 582, оп. 13, д.129, лл. 154-155)

В 20-30-е годы XIX века был сделан важный шаг на пути превращения Медянской мануфактуры в капиталистическую фабрику. В это время предприятие неоднократно перестраивалось. Оборудование для заведения закупалось главным образом за границей. Из Швеции и Англии поступали сукна особой выделки, необходимые для производства бумаги. Для технического руководства приглашались иностранные специалисты. Так, из ведомости предприятия за 1835 год видно, что мастером был «баварский подданный Иоганн Христиан Раш». (ГАКО, ф. 582, оп. 48, д. 547, лл. 54-55)

К концу перестройки заведение состояло из 9 деревянных производственных корпусов и значительного числа служебных и хозяйственных построек. В ведомости о состоянии Медянской бумажной мануфактуры за 1830 год говорилось: «Перестроены плотина с открылками, понурный мост со шлюзом (10 х 27 сажен). За плотиной по обе стороны деревянные строения. На правой стороне двухэтажный корпус (20 х 7 сажен) с четырьмя отделениями, корпус для мойных роллов, здания для точки инструмента и для молотовой». Кроме производственных зданий здесь размещались: дом для управляющего одноэтажный (10 х 5 сажен), каретник, конюшни, сарай для экипажей, погреба. Для крепостных мастеровых 24 дома. На левой стороне находилась: двухэтажный корпус для мелющих роллов (10 х 7,5 сажен), корпус для черпанья бумаги (15 х 8 сажен) и корпус для резки тряпья (14 х 5 сажен) амбары для хранения тряпья (20 х 4 сажен) и материалов (5 х 5 сажен), трёхэтажный корпус для сушки бумаги (96 х 4 сажен). Оборудование мануфактуры составляли: 2 мойных ролла, 2 мелющих, 18 черпальных ящиков. На предприятии работал 91 человек, из них 31 крепостной, 60 вольнонаёмных рабочих. (ГАКО, ф. 582, оп. 14, д. 137, 1830, л. 73)

На Никольскую мануфактуру в эти годы обрушивалось одно бедствие за другим. Весной 1821 года вышла из берегов река Чахловица, размыла насыпь и прорвала плотину. Вода снесла амбар, в котором находились толчеи, чаны и другое оборудование. Через два года предприятие постигло новое несчастье. Пожар повредил главные здания мануфактуры. После двух катастроф Никольская мануфактура так и не была восстановлена как самостоятельное предприятие. (Участкина З.В. Развитие бумажного производства в России, с. 108)

В результате проведенной перестройки Медянская мануфактура стала одной из крупнейших в губернии и занимала видное место в бумажной промышленности России. В 1837 году общее производство бумаги на восьми фабриках Вятской губернии составляло 73204 стопы, в том числе Медянская и находившаяся в ее составе Никольская мануфактура производили 30007 стоп бумаги при 287 рабочих, Косинская 22605 стоп при 231 рабочем, Кордяжская 7182 стопы при 60 рабочих. На четырех фабриках Малмыжского и Уржумского уездов – 13410 стоп при 70 рабочих. (Черняховский Г. Очерк истории Кордяжской бумажной фабрики. ГАКО, рукопись с.5) По сравнению с 1815 годом производство бумаги на Медянской мануфактуре в 1837 году увеличилось более чем в 7 раз, а количество рабочих возросло в 3,8 раза. Росла производительность труда. Однако, ручной способ изготовления листовой бумаги, устаревшая техническая база и крепостной труд сдерживали развитие заведения. Предприятие всё острее нуждалось в коренной реконструкции, изменении всей техники бумажного производства, внедрении машинного способа изготовления бумаги.

Началась полная реконструкция предприятия. Его владелец Аркадий Иванович Машковцев (фото с сайта https://ok.ru/vyatkawalks/topics), обучавшийся в своё время в Московской коммерческой академии, занялся изучением заграничной техники бумажного производства, намереваясь поставить дело на европейский лад. Он купил дорогостоящую бумагоделательную машину английской фирмы Донкина, пригласил иностранных специалистов для ее установки и полной реконструкции предприятия. Работа заведения была временно прекращена. Реконструкция предприятия затянулась. Она требовала всё новых и новых капиталов. Денежные средства фабриканта иссякли.

В 1862 – 1863 годах бумагоделательная машина была установлена. Она позволяла приступить к изготовлению непрерывного бумажного полотна шириной 1550 мм. И в несколько раз повышала производительность отлива бумаги по сравнению с ручным черпаньем, применявшимся на предприятии более 70 лет. Вместо неподвижных железных котлов для варки тряпья появились шаровые и цилиндрические вращающиеся котлы с паровым обогревом. Усовершенствовался способ подготовки бумажной массы из волокнистого сырья. Для промывки и размола массы стали применяться роллы новой оригинальной конструкции, резко увеличилась их производительность. Готовая бумажная масса из роллов по трубам поступала на бумагоделательную машину – сложный автоматический агрегат, превращающий жидкую массу в сухое непрерывное полотно, сматывающееся в рулоны. Был механизирован не только отлив бумаги, но и последующая ее отделка. Ручные инструменты и несложные механизмы заменялись машинами, предназначенными для обработки бесконечной бумажной ленты. Вместо молотов для разглаживания бумаги, придания ей гладкости и лоска стали применять каландры – агрегаты с бумажным валом для прокатки бумаги. Нож и пилу заменили стопорезка и обрезальная машина (саморезка). На фабрике появились линевальные и другие отделочные машины. Рядом с водяными колесами на предприятии увеличивается число паровых двигателей, приводящих в действие роллы и различные механизмы. Машинное производство бумаги потребовало применения бесконечных сеток для бумагоделательного агрегата, изготовление которых было возможно только на специальном оборудовании Как и другие бумажные предприятия России, Медянская фабрика закупала их за границей.

Установка бумагоделательной машины, внедрение поточного производства, изменение всего технологического процесса, резко возросшая потребность предприятия в сырье – все это требовало больших финансовых затрат и породило серьезные трудности. Аркадий Иванович Машковцев не сумел преодолеть возникшие осложнения, его дела шли все хуже и хуже. Дело закончилось полным банкротством фабриканта, бумагоделательная машина при Машковцевых так и не была приведена в действие. Фабрика через коммерческий суд была продана московскому купцу первой гильдии Кувшинову. Так закончилась «династия Машковцевых», в руках которой фабрика находилась 74 года. (ГАКО, ф. 582, оп. 24-б, д.84, лл. 14-15)

В 1868 году предприятие перешло в руки капиталиста Ивана Андреевича Первушина (фото с сайта http://33strausa.ru/obshenie/entry/9-новости/19719-александровское-купечество.-в.н.-ревякин,-зав.-научно-исследовательского-отдела-александровского-художественного-музе.html). (ГАКО, ф.574, оп. 2, д. 64, л. 23) С этого времени фабрика все чаще стала называться по имени её владельца – Первушинской. Новый хозяин имел огромное состояние, ему принадлежало до десятка фабрик и заводов, разбросанных в разных районах страны, в Крыму он имел свои дачи и дома. Сам Первушин почти безвыездно жил в Москве. На Медянскую фабрику приезжал не более одного раза в год. Все дела на фабрике вели управляющий В.И. Киселёв, доверенный фирмы Я.В. Недошивин, впоследствии ставший управляющим предприятия.

О том, что представляла собой Медянская фабрика ко времени ее покупки И.А. Первушиным, свидетельствует следующая выписка из «Ведомости о Медянской бумажной фабрике за 1868 год»: «…принадлежит Потомственному почетному гражданину Ростовскому первой и Вятскому второй гильдии купцу Ивану Андреевичу Первушину. …На фабрике две паровые машины: одна в 35 л. Сил, другая – в 8; одна обрезальная машина, одна самочерпная шириною в 4 листа писчей бумаги, один водяной двигатель еще не приведен в действие. Мастеровых: иностранцев – 1, русских – 57, и чернорабочих русских же 15. Все они вольнонаемные. …Улучшения по фабрике: выписан из Англии сферический варочный котел для варки тряпки, одна трепальная машина с вентилятором и один тюрбин для водяного двигателя в 35 л. Сил. …Исторических сведений сообщить не могу, т.к. фабрика приобретена менее года от Московского первой гильдии купца Кувшинова, а к нему перешла от Вятского купца Машковцева». (ГАКО, ф.583, оп.604, д.330, л.436) Фирма «И.А.Первушин и сыновья» владела фабрикой вплоть до победы Октябрьской революции.

Иван Андреевич Первушин обладал большой энергией и опытом, хорошими связями в деловых кругах. Он расширил и укрепил дело, сообщив ему ту коммерческую инерцию, которая позволяет хозяину спокойно отмечать в книгах неизбежную прибыль. По его указанию была полностью прекращена работа Никольской фабрики, её оборудование вывезено на Медянское предприятие. Вскоре выросли новые производственные корпуса. Техника производства и отделки бумаги непрерывно совершенствовалась, осуществлялась дальнейшая механизация процесса изготовления бумаги. В 1875 году были установлены две новых паровых машины, в 1877 году – каландр для выравнивания и глезирования бумаги, в 1878 году – четыре деревянных ролла для промывки тряпья, приводимые в действие водой. В 1879 году построено новое деревянное здание для каландров. В 90-х годах XIX века на фабрике применяется электроэнергия, устанавливается телефонная связь с губернским центром – Вяткой.

Фабрика набирала силу. Прибыли владельцев росли, в годовых отчетах изменялось количество производимой бумаги, сумма оборотов, численность рабочих. О темпах развития предприятия в течение второй половины XIX века и начала ХХ века можно судить по данным, приведенным в таблице.

Из нее видно, что количество рабочих на предприятии с 1855 года по 1907 год увеличилось в 2,7 раза, сумма оборота – почти в 19 раз, выработка бумаги в стопах к 1897 году более  чем в 9 раз. Только сырья – тряпки фабрике требовалось ежегодно более 50 тыс. пудов, 1500 пудов квасцов и соляной кислоты, 1300 пудов хлора, марганца, извести и разных красок, которые покупались в Москве и Петербурге, а туда привозились из-за границы.Фирма «И.А. Первушин и сыновья» резко расширила ассортимент производимой на фабрике бумаги. Наряду с писчей изготавливалась почтовая, газетная, книжная, картузная, спичечная, чайная, бутылочная, оберточная, альбомная. Вырабатывались и высокие сорта бумаги – в том числе так называемая «царская». Расширился рынок сбыта изделий. Бумага продавалась в Котельническом, Вятском, Нолинском, Глазовском уездах губернии (до 15-16 тыс. стоп). За пределами губернии: в городе Казани, на Ирбитской и Нижегородской ярмарках (до 70 тыс. стоп).

Доставка и отправка грузов, подвоз дров и все остальные работы, связанные с транспортировкой материала, производились местными крестьянами на своих лошадях. Весной и осенью, когда дорога становилась непроезжей, движение полностью прекращалось. На развитие предприятия значительное влияние оказала постройка Пермь-Котласской (1899 год) и Северной (1906 год) железных дорог, в результате чего фабрика оказалась в 6 верстах от станции Гирсово, в 15 верстах от станции Медянка и в 27 верстах от станции Вятка Пермь-Котласской и Северной железных дорог, открывающих путь по всем направлениям. До 70-х годов XIX века реализация продукции фабрики происходила бесперебойно, но в дальнейшем в связи с продажей на Ирбитской и Нижегородской ярмарках бумаги лучшего качества спрос на медянские изделия несколько сократился. Предприимчивый хозяин нашёл выход из создавшегося положения. В 1875 году доверенный фирмы Я.В. Недошивин по его приказу открыл постоянные бумажные склады в городе Казани по договору с местным купцом М.П. Марко, в 1906-1907 годах подобные склады были организованы в городах Перми, Вологде, Астрахани, Ташкенте. (ГАКО, ф. 819, оп.1, д.149, л. 460) С помощью этих складов реализация продукции осуществлялась своевременно и стабильно.

Внедрение новой техники, расширение производства особенно резко поставили вопрос о сырье. В 40-ых годах XIX века на бумажных предприятиях страны стало внедряться изготовление древесной массы для производства бумаги, устанавливались машины для механического истирания древесины. Это новшество дошло и до Медянской фабрики. В 1894 году фирмой Первушиных был построен древесно-массный завод в Чепецкой волости Вятского уезда, который в 1901 году был переведен со всеми машинами и станками под одно управление на Медянскую фабрику. Было установлено 5 дефибреров для получения тонковолокнистой древесной массы – основного полуфабриката для изготовления бумаги и картона. Одновременно с этим фирма организует производство картона. В 1895 году Я.В. Недошивин обращается с прошением в Вятское губернское правление с просьбой разрешить постройку картонной фабрики на правом берегу реки Просницы Просницкой волости Вятского уезда. 15 сентября 1895 года губернское правление постановило: «Разрешить доверенному наследников Первушина Якову Васильевичу Недошивину постройку фабрики по представленному им проекту». (ГАКО, ф. 583, оп. 519, д. 193, лл. 8-9) предприятие было построено и уже в 1900 году его оборудование было перевезено и присоединено к Медянской фабрике. Отныне Медянская бумажная фабрика стала включать в себя собственно бумажную фабрику и древесно-массный завод с одновременным производством картона. (ГАКО, ф. 809, оп. 1, д. 504, лл. 66-73)

С расширением производства в стенах старых деревянных фабричных корпусов – амбаров стало тесно. К тому же строительство производственных зданий на протяжении более чем вековой истории фабрики осуществлялось бессистемно. Излишние перевозки внутри фабрики сырья, материалов и продукции из одного корпуса в другой, расположенных на правом и левом берегах Медянки, удорожали себестоимость продукции. Фирма Первушиных концентрирует производственные здания на правом берегу реки. В 1883 году всё оборудование было размещено в 3-4 зданиях, а через 10 лет, в 1893 году, фабрика разместилась в одном каменном здании. 3 июня 1905 года Вятское губернское правление разрешило Первушиным строительство нового каменного здания.

Вид фабрики 1910 год.

В 1913 году, накануне первой мировой войны, фабрика имела 3 тряпковарочных котла, 4 промывных и 9 массных роллов (голландеров), 5 дефибреров с производством 328 тонн древесной массы в год, 2 голландера для производства картона, 4 паровых машины общей мощностью 387 лошадиных сил, 1 бумагоделательную машину и другие механизмы. На фабрике трудился 321 рабочий, вырабатывалось бумаги 1426 тонн и 8,2 тонны картона. Бумагоделательная машина на Медянском предприятии давала 45 метров бумажной ленты в минуту. (ГАКО, ф. 791, оп. 1, д. 2138, л. 80)

Несмотря на механизацию ряда производственных процессов и наличие машин, фабрика оставалась во многом полукустарным предприятием, на котором широко применялся тяжелый ручной физический труд. Машины и механизмы в течение десятков лет не обновлялись, устарели морально и физически. В весенне-летний период фабрика закрывалась в связи с разливом рек Вятки и Медянки, уходом многих рабочих из крестьян на полевые работы и профилактическим ремонтом оборудования. В 1913 году из 360 дней фабрика работала 305 дней в две смены по 12 часов каждая. Такая производственная база и такой распорядок дня были на фабрике к 1917 году.